Московский академический Музыкальный театр

им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича Данченко
English version

Дмитрий Брянцев. К 70-летию хореографа

20 февраля 2017

Вечер, посвященный 70-летию со дня рождения Дмитрия Брянцева


В программе юбилейного вечера:

ДЕВЯТЬ ТАНГО И... БАХ (фрагменты из балета)

Музыка Астора Пьяццолы и Иоганна Себастьяна Баха


Хореография, постановка и либретто Дмитрий Брянцев

Костюмы Альбина Габуева


Миниатюры:

СТРАННЫЙ ДУЭТ (на музыку Иоганна Штрауса)

РОМАНС (на музыку Георгия Свиридова)

ДОРОГА (на музыку Элтона Джона)



ПРИЗРАЧНЫЙ БАЛ
Одноактный балет на музыку Фредерика Шопена


Хореография, постановка и либретто Дмитрий Брянцев
Сценография и костюмы Владимир Арефьев


Исполнители будут объявлены позднее.


Музыкальный руководитель и дирижер Феликс Коробов
Режиссер концерта Ирина Лычагина
Художник-постановщик Владимир Арефьев
Исполнительный продюсер Ирина Кручнова

                 

***

Имя Дмитрия Брянцева профессионалы и любители балета впервые услышали в 1976 году на Всесоюзном конкурсе балетмейстеров в Москве. Бывший выпускник Ленинградского хореографического училища имени А.Я. Вагановой, солист Концертного ансамбля СССР "Классический балет", 29-летний студент балетмейстерского факультета ГИТИСа показал остроумный, решенный самобытным пластическим языком хореографический номер "рудный характер" на музыку С. Прокофьева. Этот номер завоевал на конкурсе 2-ю премию (1-ю не присудили никому), а молодой балетмейстер сразу получил лестное приглашение в  Ленинградский театр оперы и балета им. С.М. Кирова (ныне – Мариинский) на постановку программы «Хореографические новеллы», премьера которой состоялась в 1977. 


Настоящая известность пришла к Брянцеву весной 1978 года, когда состоялась премьера оригинального телевизионного балета "Галатея" на темы музыки Ф. Лоу и Т. Когана с участием блистательной Екатерины Максимовой. Это было яркое, многообещающие открытие нового хореографа. Брянцев сразу громко заявил о себе как о балетмейстере комедийного плана с неуемной, бьющей через край хореографической фантазией! А уже через год на телевидении появилась следующая его работа – "Старое танго" Т. Когана – вновь с участием неповторимой Максимовой, которая благодаря хореографии Брянцева совершенно неожиданно раскрылась в этих телебалетах. После этих балетов за Дмитрием Брянцевым – человеком остроумным, веселым, обаятельным, азартным – надолго закрепилась характеристика "хореографа-комедиографа", свободно владеющего столь редким у нас жанром комедийного балета.


Возглавив в 1985 году Московский академический Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко, Брянцев тоже начал с комедийного камерного балета "Браво, Фигаро!" на музыку Дж. Россини в свободной обработке Т. Когана. Артисты балетной труппы  удивительно легко приняли новые правила игры, особенно – блистательный премьер Владимир Кириллов в партии Дона Базилио, представший в совершенно неожиданном для себя амплуа. Его артистизм, обаяние, поразительное умение импровизировать и способность находить в хореографическом тексте множество юмористических нюансов – неизменно вызывали смех в зрительном зале.


Брянцев предпочитал сюжетный балет и действенный танец. Он обогащал лексику классического танца элементами танца бытового и эстрадного, свободной пластики и фольклора, использовал широкий жанровый диапазон постановок: от комедии до трагедии, от многоактного спектакля до балетной миниатюры, от стилизации классического танца до остросовременной пластики.


О балете "Призрачный бал" следует сказать особо. Он разительно не похож ни на одно из других сочинений Брянцева, где на первый план, как правило, выходила литературная основа произведения, где обязательно присутствовал оригинально интерпретированный в танце "быт", вполне конкретные ситуации, происходящие с не менее конкретными героями. Здесь же мы увидели сознательный отказ от всего, что раньше составляло внешнюю суть  работ балетмейстера. Его хореографическая фантазия словно соткана из видений и предчувствий, из легких вздохов и молчаливых пауз, из ускользающих воспоминаний, воскресших за пеленой непролитых слез…Петербургско-ленинградские "корни" Брянцева, выросшего в этом неповторимом городе-мифе, городе-легенде, городе-судьбе, выявились в «Призрачном бале» со всей неоспоримой отчетливостью. Балет, сочиненный на излете ХХ века, отсылает нас к его началу. Ассоциации с Петербургом тут настойчиво «подсказывает» не только стилистически-безупречная лексика Брянцева, но и вся атмосфера спектакля. Возможно, это "зимние грезы" о Петербурге, увиденном сквозь мираж снегопада в серебристом сиянии луны, возможно – прозрачная дымка «задумчивых» белых ночей, причудливо размывающих границы между сном и явью… В мерцании свечей, горящих высоко над сценой, угадывается торжественное великолепие бальных залов старинных дворцов и приглушенный свет уличных фонарей, отражающихся в темной воде петербургских каналов. Чувства героев тут глубоко скрыты. Мольбы, признания, клятвы обозначены исполнителями лишь намеком – в мимолетных объятиях, в шепоте бесшумных пробегов, в едва заметных взглядах обычно потупленных глаз. Язык классического танца с его кантиленностью сочетается здесь со сложнейшими поддержками, виртуозной лексикой современного танца. У каждой из пяти пар, участвующих в этом спектакле, остро ощутимо предчувствие неизбежности грядущего расставания, а изысканная красота дуэтов кажется напоенной горьковатым ароматом увядающих лилий, у которых уже нет будущего…


Екатерина Белова

Официальный информационный партнёр
Информационный партнёр