Московский академический Музыкальный театр

им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко
English version

Владимир Алеников: "Мы восстанавливаем историческую справедливость..."


Мы давно дружны с американским кинокомпозитором Томасом Морсом. Ему всегда хотелось поработать в кино со мной, мы даже планировали один проект, но, по не зависящим от нас причинам, он не состоялся. Однако мы сохранили большую творческую симпатию друг к другу, продолжали дружить и общаться. Я по-прежнему лелеял надежду, что мы вместе что-нибудь сделаем в кино, а он держал меня в курсе своей творческой жизни.

Пару лет назад он рассказал мне, что написал оперу "Фрау Шиндлер". История Эмилии Шиндлер, как мне кажется, сейчас очень интересна. Я попросил, чтобы он прислал мне оперу. Послушав, я утвердился в своем ощущении, что это серьезное и актуальное художественное событие.

Год назад состоялась премьера "Фрау Шиндлер" в Мюнхене, и Томас меня пригласил. Спектакль шел с размахом – на большой сцене, с большим оркестром, с большим составом хора и миманса. Посмотрев его, я подумал, что эту оперу можно поставить интереснее. Там она была решена слишком традиционно, на мой вкус даже немного пресно. Но спектакль принимали хорошо, кто-то даже плакал. Постановка ощущалась как серьезное событие. Я подумал, что мы можем сделать лучше, ярче, интереснее.

Я встретился с Александром Борисовичем Тителем, рассказал ему о своем замысле и, надо отдать ему должное, он на него откликнулся. Театр в 2006 году осуществил мировую премьеру "Пассажирки" Вайнберга, и было бы правильно продолжить важный разговор о событиях Холокоста. Конечно, это произошло не сразу – пока оперу слушал художественный совет, пока приняли к постановке… Сейчас мы подошли к финальному этапу. Конечно, по ходу что-то меняется, что-то подправляется, что-то сокращается, добавляются нюансы.

Мне очень нравится пространство Малой сцены, на которой мы делаем эту оперу. Если бы мы ставили ее на Основной сцене, мы бы проиграли, потому что здесь есть возможность (и мы постараемся ею воспользоваться) полностью погрузить зрителя в жуткую атмосферу тех лет, чтобы зритель кожей, шкурой почувствовал тот гнетущий страх, в котором жили люди.

Специально для московской постановки Томас переписал партитуру – уменьшил состав оркестра почти в три раза. По моей просьбе он добавил во второй акт сцену с танго – когда Оскар и Эмилия приезжают в Аргентину. Кроме того (и я очень благодарен ему за это), он дал мне возможность внести правки в либретто, оно подверглось довольно сильным изменениям. Например, мне очень не нравилось, как в оригинальном либретто выглядит Оскар – мерзким, трусливым, суетливым, отталкивающим. Но нам никуда не деться от факта, что он был отчаянным человеком и серьезно рисковал, чтобы спасти огромное количество людей.

Почему мне кажется важным поставить эту оперу?

Во-первых, мы восстанавливаем историческую справедливость по отношению к Эмилии, которая просто "выпала" из великой картины Спилберга, несмотря на то, что они оба признаны Праведниками мира. Во-вторых, как мы знаем, с момента выхода фильма Спилберга прошло 25 лет. И за это время снова поднялись голоса об отрицании Холокоста. Мне просто кажется, что художественное напоминание о том, что и как это было, безумно важно.


Фото: Сергей Родионов

Генеральный партнер
Генеральный медиа-партнер
юбилейного сезона
Официальный отель театра
Официальный партнер театра
Информационные партнёры
Официальный
информационный партнёр
Партнер театра