Московский академический Музыкальный театр

им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко
English version

200 лет Жаку Оффенбаху


Сегодня исполняется 200 лет со дня рождения короля французской оперетты – Жака Оффенбаха.

За 100-летнюю историю Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко включал в репертуар произведения композитора четыре раза. Впервые к Оффенбаху обратился Владимир Немирович-Данченко, поставив в 1922 г. для Музыкальной студии МХТ "Периколу". Художником стал Петр Кончаловский, а в заглавной партии выходили Ольга Бакланова и Любовь Орлова, Софья Големба и Надежда Кемарская. Спектакль прошел более 1000 раз.


1922_perikola_baklanova002.jpg  1922_perikola001.jpg
Перикола — Ольга Бакланова


"Художник спектакля Кончаловский был великолепен в яркости своих красок и в мощности рисунков, которыми отличались огромные полотна "Периколы". Эти кричащие синие, оранжевые полотна <…> давали красочный и обаятельный фон для народных сцен, сделанных Немировичем-Данченко и Лужским, со всем свойственным Оффенбаху темпераментом. Они действительно отвечали выдвинутому Немировичем-Данченко и многократно им повторяемому требованию: "Горячий, знойный юг! Горячий, знойный юг!" Опаленные жарким солнцем, упрямые в своей живописной бедности, упорно и мудро издевающиеся над градоправителем и его приближенными— такими возникали скопившиеся на жаркой площади жители Перу. С момента поднятия занавеса режиссура погружала зрителя в эту истомленную солнцем атмосферу, где зритель видел и хлопочущих, задорных "хозяек кабачка", и пронырливых мальчишек, и древних старух, застывших в неподвижности с трубками в руках, — экзотическую толпу, однако полную занимательной убедительности и живущую в своем особом ритме. Среди нее-то и появлялись впервые бедно, но чисто одетые Перикола и Пикильо, с их увлекательными танцами и песнями". Павел Марков, "Режиссура Немировича-Данченко в Музыкальном театре"

10 августа 1946 г. состоялась премьера "Сказок Гофмана". Спектакль назывался "Любовь поэта". Единственную оперу Оффенбаха тогда поставили дирижер Евгений Акулов, режиссер Павел Марков и художник Борис Эрдман. В спектакле были задействованы: Николай Белугин (Гофман), Тамара Янко (Никлаус), Владимир Канделаки (Линдорф / Коппелиус / Дапертутто / Миракль), Тамара Юдина (Олимпия), Надежда Кемарская (Джульетта), Мария Федосеева (Антония), Сергей Ценин (Спаланцани).

1946-lyubov-poeta008.jpg  
Гофман — Николай Белугин

гофман002.jpg
Линдорф — Владимир Канделаки

Работа над оперой, начатая еще при Немировиче-Данченко, была прервана после начала войны с Германией. Однако на этом неприятности не кончились. Через пять дней после премьеры, выступая в Ленинграде на обсуждении постановления оргбюро ЦК ВКП(б) "О журналах "Звезда" и "Ленинград"", Андрей Жданов назвал Гофмана одним из основоположников аристократическо-салонного декадентства и мистицизма. В 1949 г. эта фраза стала причиной снятия спектакля с репертуара.

27 сентября 1975 г. состоялась премьера спектакля "Ключ на мостовой". Так назвали одноактную оперетту Оффенбаха "Муж за дверью". Постановку осуществили дирижер Михаил Юровский, режиссер Михаил Дотлибов и художник Александр Лушин. В премьерных спектаклях участвовали Юлия Абакумовская, Альбина Шитикова, Николай Гуторович, Леонид Зимненко. Запись спектакля.


Розита — Альбина Шитикова, Флорестан — Николай Гуторович

1975_kluch011.jpg


1975_kluch012.jpg

Розита — Альбина Шитикова, Флорестан — Николай Гуторович, Сюзон — Валентина Щербинина


5 мая 2011 г. на сцену театра вернулись "Сказки Гофмана".


1a ZQ5Z9068.jpg

DSC_8480.JPG


"Эта мистическая опера с роковой репутацией до середины 80-х не ставилась на советской сцене, пока не возник сенсационный, прогремевший на страну спектакль Свердловского театра оперы и балета. Его поставила талантливая молодая команда во главе с режиссером Александром Тителем и дирижером Евгением Бражником, уровень сценографии обеспечил уже тогда легендарный Валерий Левенталь. И вот спустя четверть века та же команда собралась, чтобы поставить "Сказки Гофмана" на одной из крупнейших московских оперных сцен. Левенталь здесь разворачивает сущий визуальный пир: Оффенбах не может не быть роскошным. Но этот пир тоже иллюзорен – соткался из ничего и так же легко исчез. По пустой сцене слоняются костюмеры и рабочие, везут какую-то лошадь с крыльями, для Пегаса непозволительно громоздкую. Вывезут и заткнут в невидимый карман кулис. А сверху спустится подобие парижской Гарнье – фасад гранд-оперы. И весь пролог пройдет здесь в жадном ожидании обещанных волшебств. Многоликий дьявол станет искушать влюбчивого Поэта и рассыпать его романтические мечты в шарж и гротеск. А воплощением призрачных иллюзий станет Театр – вместилище сладкого обмана". Валерий Кичин, Российская газета

Генеральный партнер
Генеральный медиа-партнер
Официальный отель театра
Официальный партнер театра
Авиационный партнер театра
Информационные партнёры
Официальный
информационный партнёр